Как проходят милицейские проверки гей-клубов Минска (видео, фото)

Топ навіны |

6A_milicija07

Первые рейды по гей-клубам прошли в начале января. В последний из них, 9 февраля, удалось снять видео работы людей в штатском в минском гей-клубе «6_А».

Давление на представителей ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры) началось в начале января после подачи документов на регистрацию Республиканским молодёжным правозащитным объединением “Правозащитный центр Лямбда”.

Самой жёсткой оказалась проверка в клубе “6А” второго февраля, когда около 40 человек были доставлены в отделение милиции для установления личности. К одному из молодых людей, отказавшемуся предоставить паспорт и отвечать на вопросы сотрудника милиции без формы и удостоверения, была применена грубая сила.

По словам очевидца, “парня выволокли по лестнице и тащили по улице. Затем его затолкали в милицейский автобус и прикрепили наручниками к поручню. Над ним открыто издевались и принижали его достоинство”.

Сергей Андросенко, лидер “ГейБеларуси”: “Никогда ранее места встреч членов организации не были под таким пристальным вниманием спецслужб. После осуществления видеосъёмки в Витебске, на беседы вызываются и те, кто не причастен к нашей организации. Людей находят по оставленным ими данным и расспрашивают о характере ЛГБТ-вечеринок в Беларуси”.

Видео милицейского рейда в клубе «6_А»

В последние выходные (с 8 на 9 февраля) я решила отправиться в гей-клуб “6_А”, чтобы стать свидетелем милицейского рейда. В клубе наблюдалась напряжённая атмосфера и немноголюдность.

Около 01:30 девятого февраля присутствующие узнали, что был совершён рейд в бар-клуб “Каста Дива”. Буквально через 20 минут в здание “6_А” вошли сотрудники милиции в штатском и попросили приготовить паспорта. Я насчитала около 10 человек, но, возможно, их было больше.

На видео с камеры четко видно, как люди в штатском входят в клуб, уводят некоторых посетителей.

 

Сергей Андросенко, связывает проверки в клубах с деятельностью правозащитной организации и просит прекратить давление на её активистов. На момент выхода этого материала с ним и его молодым человеком Алексеем Куликом не было связи.

Танцы с паспортом в руках

Впервые в жизни я танцевала медленный танец с паспортом в руке! 7 человек на моих глазах были доставлены в местное РУВД, после того как отказались показать свои паспорта, не сочтя аргументы милиции слишком убедительными. Как выяснилось впоследствие, всем задержанным снова задавали одинаковые вопросы.

Анастасия Рабушко, “Лямбда”: “Сотрудник милиции представился мне на десятый раз, как Руденя Кирилл Николаевич. Я не успела рассмотреть его удостоверение, а показать его второй раз он отказался. Несмотря на то, что у него не было ориентировок по некому “розыску”, мои паспортные данные были переписаны с непонятной мне целью”.

Людмила Волкова, “Лямбда”: “Сотрудники милиции не представились мне, но задержали меня за отказ показать паспорт. Меня были рады видеть в РУВД, ведь перед этим я не явилась на “беседу” в милицию (на неё меня приглашали по телефону, без повестки). Мне не вызвали дежурного адвоката, поскольку я ни в чём не подозреваюсь. Зато несколько раз упомянули статью 17.5 Административного Кодекса Беларуси, чтобы меня оскорбить”.

Анастасия Долюшка, “Задзіночанне беларускіх студэнтаў”: “Нет такой нормы, по которой я должна предоставлять документы, если не подозреваюсь в правонарушении или преступлении. Мне не объяснили причину задержания, но зато спросили почему я не пришла на “беседу”, вызванная как один из учредителей “ГейБеларуси”. Со мной говорили в отдельном кабинете”.

Валерия Савченкова, “Белорусский хельсинкский комитет”: “Появление лиц в гражданском, которые не представляются и не объясняют оснований задержания, противоречит тому “Закону о милиции”, на который они сами ссылаются. Мне не представились даже в здании РУВД! У меня пытались узнать адрес проживания в Минске и номер телефона, не соблюдая стандартных норм этикета”.

«Нельзя приходить каждые выходные и терроризировать людей»

Безусловно, клубное движение в “6А” сильно сбавляет обороты после произошедшего. Вот, что говорит директор клуба, Александр Сакович:

“Отношусь к подобным рейдам крайне отрицательно: люди боятся приходить в клуб и мне уже нечем платить за аренду. Есть информация, что подобные рейды проходят не только в гей-клубах, но я считаю что это какие-то странные меры – нельзя приходить каждые выходные и терроризировать людей! В отделения милиции забирают вполне зрелых людей 30-40 лет, которые не выглядят молодо и не готовы к тому, чтобы постоянно носить с собой паспорта. Никто не объявлял по радио, или телевидению, что это обязательная мера – в итоге кто-то приходит отдыхать, а его забирают в отделение”.

Первый рейд в Минске произошел 12 января 2013 в клубе “6А”, когда милиция пришла с фотороботом некого разыскиваемого преступника. В клубе включили свет и переписали данные всех посетителей. Уже на следующий день, нападению подвергся гей-клуб “21 век” в Витебске.

Патрульно-постовая служба сообщила, что в клубе якобы проводится “акция секс-меньшинств” и вела пристальное наблюдение за отдыхающей молодёжью около часа, а затем в клуб ворвались сотрудники правоохранительных органов. Всех присутствующих в клубе построили вдоль стен, разделив по гендерному признаку, а затем произвели видеозапись показаний.

Очевидец: “Нужно было представиться на камеру, назвать полное имя, место работы и учёбы, место проживания… Меня насильно втолкнули в помещение прямо с крыльца. Также меня ошарашил вопрос “Что вы здесь делаете?”, ведь мы просто хотели отдохнуть, это же клуб.”

Сразу за этим, более 60 учредителей “Лямбды” стали вызывать на так называемые “беседы”, обзванивая каждого под различными предлогами: от расследования преступлений на сексуальной почве до борьбы с наркоторговлей.

Некоторые члены организации из Бреста пошли навстречу сотрудникам правоохранительных органов и явились на допросы без повестки. Все задаваемые вопросы звучали одинаково: знакомы ли данные лица с «Лямбдой», присутствовали ли на учредительном собрании организации, а также какова их сексуальная ориентация и есть ли в организации несовершеннолетние.

В Жодино сотрудник милиции явился на работу к члену организации, а в Минске – на место учёбы. В обоих случаях было оказано давление на начальство/ректорат с просьбой “повлиять на содействие данного лица милиции”.

comments powered by HyperComments

Каментары